.

.

11 июля 2014

Польский костюм XVI -XVII в.в.

Польский мужской костюм

Польский мужской костюм испытал множество влияний на протяжении XVI века — немецкое, итальянское, испанское, восточное. Оно сказывалось, прежде всего, в облике знати и состоятельных мещан. Однако положение небольшого государства в окружении сильных и агрессивных соседей поддерживало особенные патриотические и национальные чувства поляков, которые полностью разделяли представители всех сословий.

Поэтому поляки предпочитали в XVII столетии носить свою национальную одежду, за исключением королей и их придворных, одевавшихся в соответствии с европейской модой, хотя и они облачались в национальные костюмы, когда нужно было продемонстрировать приверженность государственным интересам или подчеркнуть старинную генеалогию.

Особенности мироощущения польской шляхты сказались в костюме наиболее ярко и парадоксально. Индивидуальность польского мужского костюма во многом обуславливалась заимствованиями из одежды их заклятых врагов — мусульман. С Востока в костюм шляхтичей пришли детали военного обмундирования - колчан, особой формы кинжал, а также знаки военных отличий. Что же касается одежды, то польский историк Я. Тазбир отмечает: «Чем шляхтич богаче, тем больше наряд его напоминал убранство турецких вельмож и даже самого турецкого султана». Это подтверждает и французский путешественник де Лабурер, который состоял в свите польской королевы Марии Людвиги и описывал ее въезд в Гданьск в 1646 году: «С великолепием, возбудившим всеобщее изумление, выступил отряд из двухсот человек шляхты, принадлежащей к знатнейшим польским родам. Они были одеты и экипированы, как герои. Одежды их были большей частью персидские, златотканые с цветочным узором или из бархатов различнейших расцветок, самых редких изо всех, какие только можно найти на Леванте.

Одежды были подбиты бесценными мехами: там были собольи спинки и пантеры, которые ценятся тем дороже соболей, чем больше кружков на их шкуре. Под платьями (или доломанами) надеты богатые туники, которые называют жупанами, почти сплошь из златотканого материала или бархата, золота, серебра или шелка, вышитые руками дам этой страны. Так же точно и головные уборы отделаны были куньим мехом, а киты (плюмажи) из перьев черной цапли или заменявшее их одно ястребиное перо схвачены были в зависимости от богатства аграфами из бриллиантов ценою в десять, двадцать, а то и тридцать тысяч талеров. Чтобы описать их коней, я должен обратиться к седьмой книге «Энеиды» Вергилия... Ибо кони были покрыты разноцветными бархатными попонами, расшитыми золотом и серебром, почти у всех удила были из чистого золота, иные же из позолоченного серебра и сплошь украшенные всяческими драгоценностями. К седельной луке был приторочен большой меч, в золоте или позолоченном серебре, украшенный всячески или жемчугом, или бриллиантами, рубинами, бирюзой, изумрудами или иными драгоценными каменьями. Так же и сабли, которые носят на боку. Колчаны у тех, кто пользовался стрелами, были обтянуты шагренью, углы и посередине украшены золотой и серебряной вышивкой. Почти у всех были пуговицы ювелирной работы, золотые, усаженные дорогими камнями. И у гайдуков были подобные, но из массивного серебра. Словом все, что греки писали о богатстве и роскоши древних персов, даже приблизительно нельзя сравнить с тем, что мы видели, а теперь не можем поверить, что на самом деле видели это своими глазами».

Верхняя одежда по своему покрою была практически одинакова для всех сословий и различалась только качеством ткани. Она называлась «жупаном» и делалась довольно длинной, приталенной, со стоячим воротником, застежкой до талии на ряд часто посаженных пуговиц. При встрече она сразу же «сообщала», к какому классу принадлежал носивший ее человек и каково его имущественное положение. Ответ заключался в поясе, которым сверху повязывался жупан. Это была широкая и длинная специально вытканная полоса красивого и мелкого рисунка, расположение которого подчеркивало служебное и финансовое состояние владельца. Богатство орнамента и материи свидетельствовало о его высоком ранге, особенно, если в ткань были введены нити «тюркского золота». Часто пояса застегивались на ювелирные пряжки из серебра. Носили и металлические пояса из красиво прочеканенных пластин, а также из кожи.

Поверх жупана поляки надевали делию и копеньяк, аналогичные венгерским. Уже в XVI веке между видами мужской одежды этих стран было много общего — Польша и Венгрия имели сходные государственные проблемы, взаимно влияли друг на друга, даже породнились династиями, когда польский король Зигмунд I вступил в брак с венгерской принцессой Изабеллой.

Польская делия, как и венгерская, была длинной, объемной, имела широко лежащий на плечах меховой воротник или кроилась вообще без воротника. Рукава носили длинные откидные или короткие широкие, часто с небольшими разрезами по краю.

Существовало несколько видов застежек - на пуговицы (у состоятельных людей они были ювелирной работы), петлицы из декоративного шнура или без застежки, когда края пол расширялись книзу и заходили одна за другую. Под делию подводили подкладку — тонкую (для теплого времени года) или теплую, из недорогого меха (заячьего или бараньего), для зимы. Вариантом делии была «ферезия» — меньшего объема, с узкими длинными рукавами, на тонкой подкладке, очень похожая на турецкие кафтаны. Богатые поляки для своих костюмов использовали венецианский бархат, итальянскую парчу, турецкий и персидский шелк.

Несмотря на привязанность поляков к одежде своих предков, известно что с 1648 года появился новый вид верхней мужской одежды - «контуш». Часто его делали на меховой подкладке со своеобразным покроем рукавов и спинки. Рукава делались цельнокроеными, а спинка ниже талии разрезалась по вертикали, и в образовавшиеся клинья вставляли еще два (в форме четверти круга), или боковые клинья кроились расклешенными книзу, а средний оставляли прямым, что в любом варианте создавало форму колокола. Обычно контуш шили из кожи (она хорошо «держала» боковые части спинки). Опытные польские портные отлично знали ее пластические свойства и умело их использовали. Во второй половине XVII века контуш становится любимой одеждой многих поляков.

Турки, хотя и враждовали с ними, отдавали должное выправке польских воинов, их молодцевато-гордой осанке, ловкости в обращении с лошадьми, быстрым движениям, а, кроме того, пленялись своеобразием и блеском их костюмов, заимствуя даже некоторые аксессуары. Особенным успехом пользовались пояса, которые поляки носили поверх военного контуша. Большой успех у турок имели пуговицы с кораллами и бирюзой, считавшимися у восточных народов самыми изысканными камнями.

Самой распространенной прической поляков были коротко остриженные волосы или бритая голова. Такие «прически» они позаимствовали у турок.

Поляки носили древний головной убор «рогатывка» — шапочка с отворотом, разрезанным надо лбом. Она делалась из ткани и меха, украшалась султаном из перьев, драгоценными пряжками и имела несколько вариантов. Такая шапочка прекрасно сочеталась с делией и контушем. Дополняли мужской костюм сапоги или закрытые башмаки.

Костюмы во французском стиле приобрели популярность в Речи Посполитой поздно, когда королем стал Ян Собеский, который взошел на престол в 1674 году. Но впервые эти костюмы появились при дворе раньше, с прибытием герцогини Неверской — Марии Людовики Гонзаго, супруги двух польских королей. Ян Собеский, король и полководец, славившийся европейской образованностью и широтой взглядов, приветствовал при своем дворе французские моды и утонченные манеры, однако даже его пример не заставил поляков отказаться от традиций, поэтому новый костюм еще долгое время не выходил дальше узкого круга придворных.

Крайне медленный переход к общеевропейским формам одежды продолжался до конца XVII века. Не помогло и влияние преемника Яна Собеского на польском троне - курфюрста саксонского Августа II, весьма склонного к роскоши. Его расточительные привычки сказались на образе жизни многих поляков и весьма ими ценились. Однако костюм это не изменило, но его отделка стала еще богаче.

Женский костюм.

В условиях постоянных войн и нараставшей внутренней анархии укреплялся престиж семьи, родственные связи и, конечно, роль женщины как хранительницы домашнего очага. Польки пользовались большой свободой, равноправием (по меркам того времени), уважением, перед ними преклонялись.

Это создало тот своеобразный, полный очарования и некоторого своеволия национальный женский тип, который мы встречаем в русской литературе первой четверти XIX века.

Их одежд мало коснулись восточные заимствования, а национальное своеобразие выразилось в некоторых деталях и особенностях кроя, передаваемых из поколения в поколение в течение нескольких столетий. Такой древней деталью был «рантух» - большое белое покрывало, надеваемое на голову и драпирующееся вокруг лица, шеи, плеч, а иногда и стана.

Этот головной убор придавал женщинам большое достоинство, подчеркивал скромность, особенно, когда его белый цвет сочетался с темным платьем, которое набожные польки надевали для похода в костел. Сверх рантуха надевался чепчик (у состоятельных женщин украшенный кружевом или расшитый жемчугом) или шапочка. Богатые женщины носили бархатные шапочки с дорогими меховыми отворотами из куницы, бобра, соболя или целиком сделанные из меха. Края рантуха часто отделывали черной или красной однотонной вышивкой, самым дорогим было золотое шитье. Излюбленным орнаментом стали стилизованные цветы и турецкие мотивы. Покрывало, чепчики, шапочки носили замужние польки всех сословий, лишь девушки слегка приоткрывали волосы; не касались эти правила только придворных дам, да и то во второй половине XVII века.

 

Платья жен и дочерей шляхтичей богатых мещан во второй половин XVI и первой половине XVII шились по испано-немецким, а иногда и итальянским образцам и представляли собой упрощенный вариант (тем более упрощенный, чем ниже на социальной ступени стояла женщина).

Платье дворянок состояло, как правило, из узкого закрытого лифа, заканчивающегося мысом, с разнообразной отделкой на груди, конусообразной гладкой юбки и короткой пелеринки. Мещанки одевались в прилегающий жакетик типа мужского пурпуэна, юбку с мягкими фалдами, фартук, на плечах часто «внакидку» висел более объемный жакет с декоративными рукавами.

Польские горожанки любили одеться нарядно и даже щегольски. Они использовали разнообразные, часто весьма дорогие ткани — шелк, бархат, атлас. Большую популярность имели материи с золотистой, «люстровой» поверхностью. Сначала эти ткани привозились из Персии и Турции, но с 40-х годов их начали производить местные мануфактуры. Декорировали платья рядами нашитых цветных узорных кантов, золотым и серебряным кружевом, плетеным шнуром. Как и в мужском костюме, в моде были разнообразные пояса - металлические, кожаные, шелковые.

Польки не спешили отказаться от старинных украшений — золотых цепей, вышитых жемчугом чепцов, тяжелых драгоценностей. Не изменили они и своего пристрастия к шубам, спасавшим их в зимние морозы. Некоторые тратили на них целые состояния, подбивая мехом соболя, куницы, бобра. Жены бедных ремесленников в течение XVI—XVII веков одевались крайне просто — в темные платья из дешевых материй, состоящие из рубашки, лифа с укороченными рукавами (или корсажем без рукавов) и юбки. Голову всегда покрывал скромный чепец и рантух. Эта одежда перешла и в крестьянскую среду, сохраняясь там вплоть до XX века. Богато орнаментированная, украшенная кружевами она превратилась постепенно в народную праздничную одежду, имеющую значение национальной.

С середины XVII века французские моды начинают утверждаться при польском дворе (хотя стоячие воротники и небольшое декольте встречались в туалетах придворных дам уже с начала столетия). Их образцами служили платья королевы Марии Людовики, а затем, в 70-х годах, жены Яна Собеского — прекрасной Марии Казимиры. Польские аристократки, часто обладавшие врожденным вкусом, выглядели в них как настоящие француженки — они уверенно чувствовали себя в нарядах с декольте и шлейфом, с изяществом носили «фонтанж» , маски, не пренебрегали даже и черными мушками из тафты.

В итоге следует признать, что польки оказались более восприимчивы, чем мужчины, к искушениям европейской моды, и хотя костюм их (за исключением головных уборов и некоторых деталей) не отличался в XVII веке особой оригинальностью, зато они обнаружили завидную гибкость в умении органично воспринять новые идеи<.

По материалам книги М. Н. Мерцаловой "Костюм разных времен и народов". Т.2, М., 1996